Изъ Россіи въ Великую Татарію. Василей Могутовъ

Рѣдкое и достопамятное извѣстіе о бывшей изъ Россіи въ Великую Татарію экспедиціи, подъ имянемъ Посольства, принадлежащее къ пользѣ, въ службѣ находящимся и въ коммерціи упражняющимся, Всеавгустѣйшей Монархинѣ посвященное.

Въ САНКТПЕТЕРБУРГѢ, У Содержателей Типографіи, Вейтбрехта и Шнора. 1777 года.


ВСЕПРЕСВѢТЛѢЙШЕЙ, ДЕРЖАВНѢЙШЕЙ, ВЕЛИКОЙ ГОСУДАРЫНѢ, ИМПЕРАТРИЦѢ, ЕКАТЕРИНѢ АЛЕКСѢЕВНѢ, САМОДЕРЖИЦѢ ВСЕРОССІЙСКОЙ, и прочая, и прочая, и прочая. ВСЕМИЛОСТИВѢЙШЕЙ ГОСУДАРЫНѢ, всеподданнѣйшее посвященіе.

ВСЕАВГУСТѢЙШАЯ МОНАРХИНЯ,
ВСЕМИЛОСТИВѢЙШАЯ ГОСУДАРЫНЯ!

Усердіе подданнаго къ своему Монарху признавается иногда отъ подносимыхъ плодовъ, трудами его произращенныхъ.

Высочайшая Монархиня! всѣ великіе Государи знание достопамятныхъ дѣлъ своихъ Прародителей, почитали нужнымъ для всякаго предъпріятія. Ваше ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО между неусыпными трудами къ пользѣ подданныхъ предпріемлемыми, и о дѣяніяхъ Высочайшихъ Своихъ Предковъ вѣдать благоволеніе показуете, потому я малый мой трудъ заключающей въ себѣ рѣдкое приключеніе, которое Россія имѣла, осмѣливаюсь поднести съ глубочайшимъ благоговѣніемъ къ стопамъ Вашего ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА.

ВСЕМИЛОСТИВѢЙШАЯ ГОСУДАРЫНЯ!
ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА,

Всеподданнѣйшій рабъ.
Ротмистръ, Василей Могутовъ.


ПРЕДУВѢДОМЛЕНІЕ.

Ежелибъ потомки не имѣли исторей, тобъ дѣянія Прародителей были не известны, экспедиція предпріятая въ большую Бухарію къ сысканію золота описана весьма кратко: сочинитель на Генварь мѣсяцъ 1760 году извиняется тѣмъ, что за неимѣніемъ подлинныхъ извѣстій о важныхъ ея обстоятельствахъ изъяснить ему болѣе не возможно было. Я какъ объ оныхъ, такъ и о способахъ къ сему предпріятію потребныхъ по возможности моей собравъ, разсудилъ выдать въ свѣтъ, уповая что таковое редкое приключеніе, которое Россія имѣла въ нашемъ вѣкѣ, принадлежитъ не только ко одному свѣденію, но находящіяся въ службѣ, могутъ поставить его ко всегдашней своей предосторожности въ подобныхъ оному дѣлахъ, отѣ Монарха на нихъ возлагаемыхъ примѣромъ, а торгующіе понимать имѣютъ о Коммерціи. Въ древніе времена индѣ не было другихъ Историковъ, кромъ Стихотворцовъ, и по тому не можно дивиться, когда оставались тамъ слабые слѣды о тогдашнихъ предпріятіяхъ; а въ нынѣшнемъ вѣкѣ надобно вести о всякомъ важномъ приключеніи обстоятельное описаніе, поелику кому какое свѣдѣніе позволяетъ. И когда надлежитъ употребить трудъ и прилѣжность, то къ сему побудить насъ можетъ примѣръ Самодержицы нашей; а неусыпное ЕЯ попеченіе о пользахъ Отечества, имѣемъ мы всегдашнимъ на то поощреніемъ. Писано вѣ Оренбургѣ, Сентября 1 дня, 1776 года.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ.

Въ 1713 году знатнаго Трухменскаго роду, именуемаго Садыръ, Трухменецъ Ходжа Нефесъ, приѣхавъ къ Туккараганской пристани на Каспійскомъ морѣ имеющейся, куда Россійскіе купцы изъ города Астрахани ѣзживали на судахъ торговать съ Трухменцами разными товарами, объявилъ о себѣ случившимся тутъ россійскимъ людямъ, что онъ имѣетъ нѣкоторое знатное дѣло къ пользѣ Россійскаго государства; и требовалъ, чтобъ его отвезли въ Астрахань, куда онъ прибывъ, спознался съ живущимъ тутъ крещенымъ изъ Гилянцовъ, которой именовался Княземъ Замановымъ, и разсказалъ ему о рѣкѣ имеющейся въ Бухаріи гдѣ пещаное золото достаютъ, и о другихъ тамошнихъ обстоятельствахъ. Что онъ Замановъ принявъ во уваженіе, съ тѣмъ Трухменцомъ нарочно въ Москву ѣздилъ, и представя его Государю Императору ПЕТРУ Великому донесъ о всемъ показуемомъ отъ Трухменца, за что оной Князь Замановъ тогдажъ пожалованъ былъ Стольникомъ, и оптущенъ въ Астрахань по прежнему, а Трухменецъ удержанъ въ Москвѣ[1]. Подъ случай сего посланецъ Хивинскаго Хана находился при дворѣ и о томъ подтвердилъ.

Въ то время служилъ въ гвардіи Капитаномъ-Порутчикомъ Александръ Беккевичь Черкасской, которой бывъ у Кабардинскихъ Черкассъ Княземъ, принялъ Христіанской законъ, и по знанію его оріентальныхъ языковъ возъимѣлъ приказъ, съ тѣмъ Трухменцомъ разговаривать о томъ дѣлѣ, и что отъ него слышалъ, о всемъ Его Величеству доносилъ, оказуя при томъ и свое желаніе къ произведенію онаго въ дѣйство.

По томъ истребовалъ напередъ позволеніе, чтобъ ему для сего предпріятія съѣздить въ Астрахань и въ Кабарду, гдѣ сего Князя было отечество, для обстоятельнаго о всемъ томъ освѣдомленія, и пріискать къ тому охотниковъ изъ способныхъ и знающихъ людей.

Въ 1715 году, былъ онъ Князь для того въ Астраханѣ и въ Кабардѣ, и оттуда возвратясь о всемъ обстоятельно, что могъ разведать, Его Величеству донесъ.

И по тому въ 1716 году, отправленъ онъ Князь былъ отъ Его Величества въ чинѣ полномочнаго Посланника въ Хиву и въ Бухарію, съ тѣмъ намѣреніемъ, чтобъ пришедъ въ Бухарію тутъ остановиться, и чрезъ посылку въ окрестные мѣста нарочныхъ и надежныхъ людей, о показанной рѣкѣ гдѣ достаютъ золото, и о всѣхъ тамошнихъ обстоятельствахъ, а особливо о Восточной Индіи, и о тамошней коммерціи сухимъ и водянымъ путемъ, достовѣрные развѣдыванія чинить и къ Его Величеству репортовать; а дабы по его требованіямъ въ Казанѣ и въ Астраханѣ во всемъ исполненіи были чинены, на то снабденъ онъ Князь Беккевичъ имянными за собственноручнымъ Его Величества подписаніемъ Указами.

Въ сію экспедицію отправлены были съ нимъ Беккевичемъ для Каспійскаго и Аральскаго моря, и для другихъ дальнѣйшихъ предпріятій морскіе Офицеры, Капитаны Когинъ да Урусовъ, Порутчикъ Кожинъ, Подпорутчикъ Давыдовъ, да штурманъ Брандъ природою изъ Калмыкъ, (а оное прозванье заимствовалъ отъ знатнаго Голландскаго купца Бронта, у коего онъ бывалъ слугою) корабельные и галерные мастера съ принадлежащими къ тому людьми, да для посылки курьерами изъ солдатъ Лейбъ-гвардіи даны были Иванъ Чеботаревъ, Степанъ Яковлевъ да Князь Вяземской.

По прибытіи его въ Казань и въ Астрахань, для транспорту чрезъ Каспійское море построено, а къ тому нѣсколько и готовыхъ взято морскихъ судовъ такъ много, что всѣхъ оныхъ при отправленіи его Князя Беккевича въ море счислялось близь ста судовъ, онъ же по данной ему отъ Его Величества полной мочи изъ находившихся тогда въ Казанѣ, Шведскихъ плънниковъ набралъ охотниковъ, изъ самыхъ лучшихъ людей пять сотъ человѣкъ, и учредя изъ нихъ Эскадронъ опредѣлилъ къ нимъ командиромъ, Маіора Франкоберга, родомъ Саксонца, которой будучи въ Шведской службѣ, и въ плѣнъ попавшись въ Казанѣжъ находился. Тутъ же взялъ въ команду свою Пензенской полкъ, да изъ Воронежа присланъ къ нему Крутоярской полкъ, на конецъ изъ Астрахани взялъ Рыдеровъ полкъ, и того три полка пѣхотныхъ.

Со оною командою на тѣхъ судахъ выступилъ онъ Князь Беккевичъ въ Каспійское море 1716 года, въ Октябрѣ мѣсяцѣ съ такимъ намѣреніемъ, чтобъ осмотря Трухменскіе берега, во первыхъ для коммуникаціи съ Астраханью изъ дальнѣйшихъ мѣстъ, гдѣ нужные по берегамъ Каспійскаго моря крѣпости заложить, и въ нихъ гарнизоны оставить. Съ нимъ находился и объявленной Трухменецъ Ходжа Нефесъ, такъ же и Князь Замановъ.

Во время сей морской перьвой его экспедиціи на лѣвомъ берегу онаго моря заложены были слѣдующія крѣпости.

  1. Туккараганская, а по Трухменскому нарѣчію Тюлъ Тараганъ, въ самомъ томъ мѣстѣ, куда какъ выше сказано, россійскіе купцы приѣзжая изъ Астрахани съ Трухменцами торгъ имѣли, гдѣ на одномъ мысу при самомъ море избрано было крѣпкое мѣсто, разстояніемъ отъ Гурьева городка на устье рѣки Яика (что нынѣ Уралъ[2]) стоящаго, съ триста пятьдесятъ, а отъ устья рѣки Эмбы съ двести пятьдесятъ верстъ. Неудобность сего мѣста состояла въ томъ, что свѣжей и текучей воды тутъ не было, а хотя копая пещаную землю, свѣжую воду безъ дальняго труда доставали, но оная чрезъ двадцать четыре часа становилась горька и противна; чего ради принуждено было за всегда новые колодцы копать, отъ чего людямъ разные чинились затрудненія и болѣзни. Въ гарнизонъ сей крѣпости оставленъ былъ Пензенской полкъ, въ которомъ находились штабъ-офицеры, Полковникъ Ѳедоръ Семеновъ сынъ Хрущевъ, Подполковникъ Иванъ Ивановъ сынъ Виненковъ, Маіоръ Петръ Алексѣевъ сынъ Соковнинъ.
  2. Александро-Баевская, на Гирлѣ или на истокѣ изъ настоящаго моря въ заливъ, кою называютъ особымъ морьцомъ, разстояніемъ отъ первой крѣпости со ста пятдесятъ верстъ, и понеже сіе мѣсто отъ натуры укреплено, по тому и отъ непріятельскихъ набѣговъ казалось безопасно, въ разсужденіи сего тутъ въ гарнизонѣ оставлено, было только три роты при одномъ Маіорѣ. Оная крѣпость наименована по имени его Князь Беккевича.
  3. Красные воды, а наименована симъ имянемъ по тому, что тутъ надѣялись найтить рѣку называемую тогда Дарьей, и хотя на нѣсколько верстъ видѣнъ былъ знакъ, какъ бы тутъ теченіе воды бывало, и раковины верстахъ въ пяти отъ моря находили; но воды ничего не имелось, а далѣе и слѣдъ водянаго теченія не примѣтенъ былъ[3]. Сія крѣпость была последняя и главная, а заложена на одномъ мысу въ море, которой къ Матерой земле узкимъ перешейкомъ сообщался, и такъ можно его полуостровомъ именовать. Во оной крѣпости, какъ въ главной и отдаленной въ гарнизонѣ оставлены были два полка, Крутоярской и Рыдеровъ и нѣсколько разночинцовъ; отъ Александро-Баевской крѣпости до оной счисляли около трехъ сотъ верстъ, а до Астрабата нижеизъясненнаго города отъ нее болѣе четырехъ сотъ верстъ не было.

Такимъ образомъ учредя оные крепости и оставя въ нихъ означенные гарнизоны, 1717 году, въ Феврале мѣсяце, возвратился онъ Князь Беккевичъ въ Астрахань сухимъ путемъ чрезъ Гурьевъ городокъ, и препроводя въ Астраханѣ остальное зимнѣе и насшупившее вешнѣе время, для дальнѣйшаго своего походу чинилъ надлежащіе пріуготовленія.

Въ Хиву съ пристойными извѣстіями къ тамошнему Хану, онъ Князь Беккевичъ прежде выступленія своего изъ Астрахани три посылки учинилъ, выбравъ къ тому людей способныхъ: въ первую посылку употребленъ Гречанинъ, прозваніемъ Киріакъ, въ другую Астраханской дворянинъ Иванъ Воронинъ, а въ третью посланъ былъ такъ же человѣкъ надежной, и о всемъ томъ, что онъ Князь Беккевичъ учинилъ, Его Величеству репортовалъ.

Тогожъ 1717 года въ Іюлѣ мѣсяцѣ, выступилъ онъ Князь Беккевичъ изъ Астрахани въ походъ сухимъ путемъ прямо къ помянутому Гурьеву городку, имѣя въ командѣ своей драгунской Эскадронъ изъ Шведовъ учрежденной, двѣ роты пѣхотные, довольное число артиллеріи съ ея офицерами и нижними служителями, такъ же и морскихъ служителей, да нерегулярныхъ служивыхъ людей, Астраханскихъ дворянъ, Казаковъ, Мурзъ и Нагайцовъ пять сотъ, Гребенскихъ Казаковъ, пять сотъ, Яицкихъ Казаковъ (что нынѣ Уральскіе), тысяча пять сотъ человѣкъ, при которыхъ Атаманъ былъ Никита Бородинъ, (отецъ войсковаго Атамана Андрея Бородина, которой находился въ 1760 году), а бывшей предъ онымъ войсковой атаманъ Андрей же Бородинъ былъ при немъ Ннкитѣ есауломъ, да изъ купцовъ Астраханскихъ и изъ разночинцовъ выбравъ къ тому способныхъ людей, изъ Россійскихъ, изъ Татаръ, и изъ Булгарцовъ взялъ до двухъ сотъ человекъ, изъ которыхъ нѣкоторые и товары для торгу при себѣ имѣли.

Отъ Гурьева городка чрезъ двои сутки дошли до рѣки Эмбы, чрезъ которую переправлялись на плотахъ. Отъ оной отошедъ въ пять дней получилъ онъ Князь Беккевичъ отъ Его Величества высочайшее повелѣніе Собственною рукою писанное: существительное онаго содержаніе состояло въ томъ, чтобъ онъ отправилъ отъ себя: чрезъ Персидское государство въ Индію, человека надежнаго и знающаго тамошніе языки, которой бы въ проѣздъ свой о всѣхъ тамошнихъ обстоятельствахъ, а особливо о тѣхъ мѣстахъ и рѣкахъ, гдѣ достаютъ золото достовѣрно развѣдалъ, а изъ Индійскаго государства въ Бухарію, къ нему Князю Беккевичу выѣхавъ, о всемъ томъ его увѣдомилъ.

По оному имянному указу отъ него Князя отправленъ былъ туда находившейся при немъ изъ Татаръ Мурза Тевкелевъ, чрезъ Шемаху въ Испагань[4], а оттоль надлежало ему далѣе слѣдовать: и объ ономъ отъ него Беккевича Его Величеству донесено. (А оной Тевкелевъ наконецъ Генераломъ былъ, и состоялъ въ своемъ Магометанскомъ законѣ, а Потомъ получа въ 1760 году отъ службы увольненіе, жилъ въ своихъ Татарскихъ деревняхъ, и умеръ не переменя своего алкорана).

Въ Астрабатѣ городѣ Персидскомъ, по сумнительству тамошняго командира Сяфы-Кулы Хана, онъ Тевкелевъ задержанъ былѣ въ крѣпкомъ арестѣ; но за всѣмъ тѣмъ употребя однакожъ политическіе средства, нашелъ случай дать о себѣ знать въ Испагань, къ бывшему тогда тамъ полномочному посланнику Волынскому, чрезъ котораго по указу отъ Персидскаго двора и освобожденъ, но далѣе для онаго предпріятія не ѣздилъ, по тому что съ Княземъ Беккевичемъ и со всею его командою отъ Хивинцовъ послѣдовало нещастіе.

По отправленіи ево Тевкелева, шелъ онъ Князь Беккевичъ безпрепятственно съ мѣсяцъ и уже миновалъ всѣ трудные и безводные мѣста, такожъ и то мѣсто прошелъ, гдѣ бывалъ прежней Хивинской городъ Урганичъ по близости Аральскаго моря, отъ города Хивы со ста съ двадцать верстъ.

И какъ сей путь надлежало имѣть чрезъ жилища такихъ народовъ, которые опасаются терять вольность свою, и при томъ въ состояніи находятся нарочитой силѣ сопротивляться, то остановленъ онъ Князь Беккевичъ былъ Хивинскимъ Ханомъ Шаргази, при коемъ имелось войска двадцать четыре тысячи человѣкъ.

Оной Ханъ со всемъ своимъ войскомъ сряду по три дни чинилъ на команду его Князя Беккевича жестокія нападенія; но такое находилъ сопротивленіе, что чрезъ то всѣ Хивинцы приведены были въ страхъ, и опасаясь своей погибели многіе изъ города Хивы, боясь Россійскихъ людей, выбираться было начали.

При таковой мнимой Хивинцами опасности, одинъ изъ тамошнихъ Сартовъ имянемъ Досынбай, которой у Хивинцовъ за весьма умнаго и хитраго человека почитался, и былъ тогда у нихъ казначеемъ Государственнымъ, представилъ Хану по народному ихъ состоянію съ немалою укоризною, что онъ Ханъ безразсудно поступаетъ, надѣясь Россійскихъ людей победить своею силою, которые въ свѣтѣ за непобѣдимыхъ лодей почитаются, а совѣтовалъ употребить хитрость и обманъ, и тѣмъ сохранить отъ нихъ свое государство, и до того его Хана довелъ, что какъ онъ такъ и все войско, на таковое его Досымбая предложенье, согласились.

И такимъ образомъ усовѣтовавъ, во первыхъ послали отъ имени Ханскаго къ Россійскому лагерю двухъ человѣкъ съ значками, давая тѣмъ знать по тамошнему обыкновенію, что они посланы отъ Хана своего къ Россійскому командиру для нѣкотораго объявленія. А какъ они допущены были до Князя Беккевича, тогда имянемъ своего Хана съ почтеніемъ донесли ему, что всѣ съ Хивинской стороны непріятельскія нападенія учинены отъ невѣденія: то есть не зная какія военныя люди, и съ каковымъ намѣреніемъ въ землѣ ихъ оказались, и Хану недонесено было что идетъ Россійской Посолъ. А какъ скоро онъ увѣдалъ, то и отправилъ ихъ съ объявленіемъ, что онъ Посла идущаго отъ Великаго Государя готовъ принять; и приметъ съ подобающею ему честію какъ гостя, и для согласія могутъ къ нему Князю присланы быть съ Хивинской стороны люди знатные.

Послѣ сего объявленія бывшіе отъ Хивинцовъ на команду Князя Беккевича нападенія затихли, и началась отъ Хана пересылка, которая продолжалась дни съ четыре, и присылались къ Князю отъ Хана Хивинцы изъ знатныхъ людей не однократно, съ коими наконецъ положено было, чтобъ Князю съ нѣкоторою командою, ѣхать самому къ Хану; а дабы ему и командѣ его отъ нихъ, а Хивинцамъ отъ Россійскихъ людей никакого вреда учинено не было, въ томъ со обоихъ сторонъ утверждено было присягами.

И такимъ образомъ склонившись на оное поѣхалъ онъ Князь Беккевичъ къ нему Хану, взявъ съ собою нѣсколько Офицеровъ, Князя Заманова, да изъ Уральскихъ козаковъ пять сотъ человѣкъ съ ихъ Старшинами. Но какъ скоро въ Ханской лагерь онъ прибылъ, то не допустя его до Хана, тотчасъ многолюдствомъ Хивинскимъ ихъ Россійскихъ окружили, и Князь Беккевичъ взятъ подъ крѣпкой караулъ, а находящіяся при немъ вооруженные люди всѣ были побиты; и такъ онъ Князь здѣланъ былъ невольникомъ.

Въ таковомъ состояніи будучи онъ Беккевичъ лишился почти всего своего разума, и по тому Хивинцамъ легко уже можно было принудить его на то, что далъ онъ отъ себя въ команду такой ордеръ, въ коемъ объявилъ, что онъ Князь съ Хивинскимъ Ханомъ согласился, дабы всей его командѣ расположиться по квартирамъ въ разные Хивинскіе жительства, назнача при томъ и мѣста куда и коликому числу слѣдовать, и чтобъ по тому его ордеру командующей въ небытность его въ лагерѣ Маіоръ Франкобергъ исполнялъ.

Оной Маіоръ не токмо по первому, но и по тремъ такимъ ордерамъ за рукою его Князя Беккевича присланнымъ отъ исполненія отрекся, догадываясь что оные ордеры даются отъ него можетъ быть по неволѣ; и требовалъ, чтобъ онъ Князь самъ возвратясь персонально о томъ ево Маіора опредѣлилъ, а безъ того онъ исполненія чинить не можетъ; но когда четвертой ордеръ за егожъ рукою получилъ, съ такимъ подтвержденіемъ, что ежели онъ Маіоръ по сему не исполнитъ, и съ посланными при ономъ ордерѣ Хивинскими квартирмейстерами на назначенные квартиры команду не распределитъ и не отправитъ, то съ нимъ и со всѣми поступлено будетъ какъ съ преступниками.

Въ такомъ случаѣ онъ Маіоръ въ твердости своей стоять болѣе не отважился, хотя съ Хивинскими квартирмейстерами Россійскихъ отъ него Князя Беккевича при ордерѣ его прислано не было, къ томужъ онѣ Маіоръ Россійсхихъ правъ будучи плѣнникомъ вѣдать не могъ, а Хивинскаго народа непостоянство со всѣмъ было ему не извѣстно; и для того предпріялъ по тому ордеру учинить исполненіе и къ нему отрепортовать.

А Хивинцы почтя сей коварной свой умыселъ себѣ за полезной, какъ скоро усмотрели, что Россійская команда по росписанію на квартиры начала слѣдовать, такъ нечаянно всѣмъ своимъ многолюднымъ войскомъ, учиня на раздѣленные небольшіе Россійскіе команды нападеніе, всѣхъ тъхъ людей, которые было обороняться отъ нападенія ихъ начали, побили, остальные взяты были въ плѣнъ, а Князю Беккевичу напослѣдокъ отрубили голову, стольника жъ Князя Заманова въ мѣлкіе части изрубили, и все оружіе непріятелю въ руки досталось.

Хивинской Ханъ сей злостной поступокъ учиня, отсеченную Князя Беккевича голову отправилъ отъ себя къ Бухарскому Хану съ посланцами своими, увѣдомляя его, что онъ Россійскаго посла, человека весьма знатнаго, отъ котораго имъ обоимъ и владѣніямъ ихъ не малая опасность настояла, со всею его командою погубилъ. И въ знакъ общей радости голову его къ нему посылаетъ. Гордость и неистовство варварскихъ народовъ тѣмъ паче прирастаетъ, чемъ имъ болѣе попускается.

Но Бухарской Ханъ весьма инаго мнѣнія былъ, онъ увѣдомясь о томъ прежде, послалъ отъ себя къ тѣмъ Хивинскимъ посланцамъ навстречу, и приказалъ у нихъ спросить, кушаетъ ли ихъ Ханъ человѣческое мясо? и буде употребляетъ, тобъ они обратно къ нему, посланную голову отвезли безъ замедлѣнія, а къ нему отнюдь бы не ѣздили: ибо онъ къ таковому его безчеловѣчному поступку пріобщиться не желаетъ, и чтобъ они изъ его владѣнія выѣхали немедленно. И недопуская близко къ Бухарѣ выслать ихъ приказалъ. Сей Ханъ большой Бухаріи, вѣ которой столичной городѣ Бухаръ[5].

Главная его Князя Беккевича ошибка или оплошность состояла въ томъ, что онъ вѣдая, яко посланные отъ него изъ Астрахани къ Хивинскому Хану люди ни одинъ не возвратился, а присланы были къ нему Хивинцы; утвердясь на ихъ ласкательствахъ и присягахъ, на которые мало полагаться можно, и не принявъ въ разсужденіе непостоянства сихъ народовъ и обману ихъ, самъ къ Хану ѣхать отважился. Но многіе извиняютъ его тѣмъ что онъ въ пути получилъ вѣдомость о женѣ своей, Князя Бориса Алексѣевича Голицына дочери, которую онъ чрезвычайно любилъ, что она будучи на рѣкѣ Волгѣ съ двумя дочерьми его, въ великую бурю (отъ чего судно, на коемъ она была, опрокинулось) потонула; и печалясь о ней лишился здраваго разсужденія. А съ другую сторону будто бы присовѣтовалъ и склонилъ его на то Князь Замановъ, котораго совѣтамъ онъ Князь Беккевичъ бывъ въ печали и задумчивости, безъ разсужденія послѣдовалъ.

Когда Его Величеству дошла вѣдомость, о погубленіи Хивинскимъ Ханомъ Князя Беккевича со всею его командою, то хотя и крайне тѣмъ злостнымъ Хнвинскимъ поступкомъ оскорбленъ былъ; но тогдашніе обстоятельства возпрепятствовали Его Величеству учинить за то достойное отмщеніе. (Однако Ханъ Хивинской по прошествіи десяти лѣтъ Россійскими плѣнниками убитъ.)

А между тѣмъ оказуя высочайшее свое удовольствіе на поступокъ Бухарскаго Хана, повелѣлъ отправить къ нему Хану чрезъ Персію посланникомъ, коллегіи иностранныхъ дѣлъ Секретаря изъ Италіанцовъ Флери Беневенія, которой тамошніе языки зналъ, что и было изполнено.

А за тѣмъ имѣлъ въ высочайшемъ своемъ разсужденіи, чтобъ впредь елико возможно, будетъ стараться, во перьвыхъ Киргизъ-Кайсацкіе орды склонить къ Россійской сторонѣ, а по томъ чрезъ нихъ высочайшее свое намѣреніе со временемъ въ дѣйство произвесть.

Но сіе Его Величества премудрое предпріятіе кончиною его пресѣклось. (И хотя начатая экспедиція не имѣла желаемаго окончанія, но послужила однакожъ предметомъ къ заведенію Оренбургской губерніи.)

Изъ плѣну Хивинскаго немногіе Россійскіе люди разными способами освободились. Въ томъ числѣ уральской есаулъ Бородинъ, которой по томъ въ ихъ войскѣ войсковымъ атаманомъ былъ и о тѣхъ обстоятельствахъ извѣстилъ.

А заложенные Княземъ Беккевичемъ показанные крепости тогдажъ оставлены, и военные люди изъ оныхъ въ Россію явились, изъ коихъ Пензенской полкъ находился уже въ городѣ Оренбургѣ, котораго заведеніе чинено было при Государынѣ Императрицѣ АННѢ ІОАННОВНѢ въ 1734 году на рѣкѣ Орѣ, впадающей въ рѣку Уралъ, и Киргизскіе орды къ Россійской сторонѣ сами склонились, и по прошенію ихъ въ подданство приняты[6]. Городу Оренбургу, которой заведенъ по прошенію Абулхаиръ Хана Киргизскаго, Монаршая привилегія въ томъ же 1734 году пожалована. Но по томъ при Государынѣ Императрицѣ ЕЛИСАВЕТѢ ПЕТРОВНѢ, въ 1743 году построенъ оной городъ по способности мѣста на рѣкѣ Уралѣ, впадающей въ Каспійское море, отъ устья рѣки Оря, гдѣ городу по привилегіи быть надлежало, съ двѣсти пятдесятъ верстъ ниже.

Можетъ быть до получения тѣхъ достовѣрнѣйшихъ извѣстій, которыя мы нынѣ о Азіатскихъ мѣстахъ имѣемъ, и до пріобрѣтенія тѣхъ выгодъ, которыхъ польза уже по кончинѣ ПЕТРА Великаго стала оказываться, еще бы цѣлые вѣки прошли, ежели бы учиненное туда отправленіе къ тому случая не подало.

На Оренбургскую ярмонку съ начала заведенія сего города, для торгу стали приѣзжать съ товарами изъ Азіатскихъ провинцій Азіатскіе купцы, Бухарцы, Ташкенцы, Кашкарцы и Хивинцы, а съ ними подъ ихъ названіемъ и подъ именами степныхъ народовъ не рѣдко и другихъ дальнѣйшихъ городовъ жители, караванами на верблюдахъ, чрезъ Киргизскіе орды сухимъ путемъ, а для безопасности къ препровожденію своихъ каравановъ нанимаютъ они въ конвой изъ Киргизцовъ, и мѣняютъ между другими товарами своими камень, называемой Лаписъ-Лазули, которой изъ всѣхъ Азіатскихъ мѣстъ въ одной Бадакшанской области въ большой Бухаріи близъ Индѣйскихъ предѣловъ въ горахъ добываютъ; съ верьхъ хорошихъ Индѣйскихъ товаровъ и тамошнія дорогія каменья въ нарочитомъ числѣ у Бухарцовъ являются. Вывозъ отъ Азіатцовъ золоту и серебру съ 1748 года начался, съ коего изъ дорогихъ каменьевъ по силѣ указовъ и по особливому Оренбургскому тарифу пошлинъ не берется. А имѣлось въ вывозе по 1755 годъ, золота пятдесятъ, а серебра четыре тысячи шесть сотъ пудъ, состоящее по большой части въ Индѣйскихъ и Бухарскихъ монетахъ, кроме того, что изъ онаго, и изъ каменьевъ вмѣну не вошло, и Россійскими купцами внутрь государства безъ всякой явки вывезено, чего за ними усматривать не возможно.

Нѣкоторые изъ Азіатскихъ купцовъ по силе помянутой привилегіи записываются въ Оренбургское купечество, и остаются на житье въ Сеитовой Татарской слободѣ, отъ Оренбурга въ осьмнадцати верстахъ состоящей; помянутой Генералъ Тевкелевъ будучи одного съ ними закона имѣлъ случай всегда съ Азіатцами о всякихъ обстоятельствахъ разговаривать; ибо онъ въ разсужденіи сихъ народовъ, въ Оренбугскую Губернскую Канцелярію и Членомъ опредѣленъ былъ.

Киргизской народъ, также пріѣзжаетъ на Оренбугскую ярмонку и мѣняетъ товары и скотъ свой; они кочевьями своими занимаютъ то степное место, которое между Оренбургскою линіею и помянутыхъ Азіатскихъ владѣній; средняя орда предъ меньшею люднѣе и богатѣе, сего ради и купцы Азіатскіе въ Оренбургъ чрезъ улусы средней орды охотнѣе и безопаснѣе ездятъ, да и лѣсовъ по сказаніямъ посыланныхъ туда изъ Оренбурга людей находится довольно, которыхъ въ меньшей ордѣ весьма недостаточно. Въ 1740 году, Зюнгорскіе Калмыки отъ своихъ предѣловъ, до самой Орской крепости, Киргизцовъ гнавъ поражали за чинимые ими пакости, но когда съ Россійской стороны объявлено было Калмыкамъ, что Киргизцы въ Россійскомъ подданствѣ состоять, тогда Калмыки отъ стремленія своего удержались. И хотя Киргизцы числятся въ подданствѣ, но повиновенье ихъ къ Россіи только въ словахъ состоитъ, да и Хановъ своихъ будучи народъ необузданной слушаютъ токмо тогда, когда хотятъ, а паче когда видятъ въ томъ собственную свою пользу, и Ханы лучшихъ Киргизцовъ ласкаютъ и дарятъ, чтобъ они обще съ народомъ почитали ихъ и слушали, а Оренбургскихъ командировъ, о худыхъ Киргизкихъ намѣреніяхъ, когда оные по легкомыслію и вѣтреному ихъ состоянію, къ Россійской стороне клонятся, увѣдомляютъ потаенно.

Чрезъ посыланныхъ изъ Оренбурга въ Киргизкіе орды увѣдано, о имеющихся тамъ горахъ, кои по мнѣнію содержатъ въ себѣ богатые металлы. А Киргизцы безъ сомнѣнія не знаютъ своего сокровища, ни способовъ, какъ доставать оныя.

  1. Гора Улу-Тау отъ крепости Орской разстояніемъ верховою ѣздою на востокъ дней десять, а отъ крѣпости Ямышевской дней восемь. Изъ сей горы вышли три рѣки, и соединясь вкупѣ впали въ рѣку Сарасу: одна именуется Джизліи (то есть мѣдной) Кангыръ, вторая Джиланлы (или змѣиной) Кангыръ, по тому что при оной много змей, мнятъ якобы тутъ золота и серебра много и мѣдной руды, какъ въ горѣ сей, такъ и по дву рѣкамъ онымъ, и лѣсу сосноваго и березоваго довольно. Въ семъ мѣстѣ зимуютъ Киргизцы средней орды, а лѣтомъ для великаго множества змей, кочуютъ поодаль.
  2. Гора Баякъ Ула, отъ крѣпости Ямышевской разстояніемъ верховою ѣздою чрезъ Эремейскіе горы дня четыре; имя ее значитъ богатую гору, по тому что въ ней мѣдныхъ и желѣзныхъ рудъ множество, а сказываютъ якобы и золотой и серебреной руды признаки есть, лѣсовъ разныхъ находится по ней довольно, въ ней же сказываютъ пещеру, вѣ которой есть озеро, при коемъ находятся небольшія птички особаго роду.
  3. Горы Кукчинскія, между рѣкъ Иртыша и Ишима, отъ крѣпости с. Петра, которая стоитъ на рѣкѣ Ишиме по новой Сибирской линіи, разстояніемъ въ полуденную сторону два дни, а отъ реки Иртыша дней съ пять. Длина сихъ горъ на двадцать, а въ ширину верстъ на десять, руды въ нихъ мѣдныя и желѣзныя, а сказываютъ якобы и серебреная есть; лѣсовъ всякихъ (кроме дубу и липы) на нихъ весьма довольно; около сихъ горъ множество озеръ прѣсныхъ и соленыхъ.

А какъ находимые въ Америкъ алмазы, изъ горъ текущая вода изъ хрусталя отмываетъ, о чемъ въ послѣдующей части описано, по тому и о имеющейся въ Киргизской же степи хрустальной горѣ при семъ за неизлишнее почитаю увѣдомить.

Сія года именуется Шиша-Тау, и стоитъ по сю сторону рѣки Сарасу, отъ Орской крепости разстояніемъ дней двѣнадцать, по пути къ Туркестану: она при солнечномъ сіяніи рефракціею лучей, разные колеры и весьма приятной видъ являетъ: ибо хрусталь въ сей горѣ натурально полируется гранями, и вырастаетъ штуками величиной съ голову и больше, изъ которыхъ штукъ выходятъ отрасли какъ пальцы, гранями жъ разныхъ цвѣтовъ. Около сей горы имѣются многіе родники весьма чистой и студеной воды, ночуютъ тутъ Киргизцы средней и меньшей орды. Да и въ Башкиріи во многихъ мѣстахъ находятся въ рѣчкахъ и въ горахъ, хрустали и тумпасы, большими и малыми штуками.

Россійскіе купцы торгующіе съ Азіатцами и съ киргизцами на Оренбургской ярмонкѣ, съ начала имѣли по причинѣ незнанія Азіатцами товарамъ Россійскимъ цѣны, великой прибытокъ. А какъ Азіатцы и Киргизцы отъ Россійскихъ въ торговлѣ навыкли, тогда Россійскіе съ не большею прибылью оставаться стали. По томъ Россійскіе купцы увѣдали, что пріезжающіе изъ Азіатскихъ провинцей въ Оренбургъ тамошніе купеческіе караваны съ великімъ прибыткомъ въ свое отечество возвращаются. Въ разсужденіи сего не многіе изъ купцовъ, и Армянъ, съ разными товарами начали было въ Бухарію и въ Хиву также караваны изъ Оренбурга отпускать, которые въ тѣ Азіатскіе мѣста чрезъ Киргизскіе орды и дошли, и товары свои весьма сходною цѣною роспродали, а Азіатскіе товары за дешевую цѣну накупили, которые въ Россіи продаются дорого; но на возвратномъ пути Киргизъ-Кайсаками ограблены, и люди при тѣхъ караванахъ бывшіе остались у нихъ Киргизцовъ въ плѣну, которыхъ чрезъ разные способы едва на выкупъ достать могли. И за тѣмъ они купцы сію полезную коммерцію оставить принуждены[7].

Упускать неприятелямъ свои обиды, значитъ ихъ поощрять къ дѣланію другихъ, какъ то въ самомъ дѣлѣ и послѣдовало.

Въ 1774 году по причинѣ бывшаго въ Оренбургскомъ краю нещастнаго приключенія[8], когда пограничная линія оставалась безъ прикрытія отъ военныхъ командъ, тогда Киргизцы не видя своимъ набѣгамъ никакихъ препонъ, простерли свои наглости даже во внутренность Россіи, перейдя весною чрезъ границу плѣнили сельсхихъ жителей и проѣзжихъ, и запродали ихъ въ Бухарію, въ Хиву, и въ Ташкентъ. Сіи народы удовольствуясь отъ нихъ покупкою, не стали наконецъ ни за какую уже цѣну покупать, и Киргизцы оттоль обратно въ свои кочевья плѣнныхъ отвезли: и хотя съ Россійской стороны приложено было всякое стараніе о возвращеніи плѣнныхъ, но никакого успѣха въ томъ отъ Киргизцовъ не получено; и для того по обыкновенному съ ними поступку въ 1775 году зимнимъ временемъ Россійскими военными командами, изъ ихъ Киргизскаго народа въ ихъ улусахъ нѣсколько душъ было захвачено, на выкупъ коихъ и Киргизцы стали выдавать имеющихся у нихъ плѣнныхъ Россійскихъ, и получено было отъ нихъ немалое число[9].

Въ Оренбургѣ правительствомъ учинено полезное для казеннаго вѣчнаго приращенія учрежденіе, каковаго въ другихъ знаменитыхъ Россійскихъ городахъ гдѣ порты состоять не имѣется: Гостинной и меновной дворы съ лавками для купцовъ здѣланы каменные казенные, и не токмо пріѣзжающіе на торгъ, но и Оренбургскіе купцы берутъ лавки съ платежемъ полавочныхъ денегъ, и сей доходъ вѣчно въ казну приходить будетъ, ибо Азіатскіе караваны время отъ времени умножаться имѣютъ: сіе правительство думая, что оные дворы останутся на вѣки казенными, и будутъ показывать позднѣйшимъ потомкамъ великое его о приращеніи высокаго интереса усердіе и ревность, которыя никогда незабываются справедливыми людьми.

Карпеинъ посыланной отпъ папы Инокентія ІѴ въ 1246 году къ Татарамъ во время Батыево, въ конце путѣшествія своего объявляетъ, что въ бытность его тамъ разные и многіе Европейскіе купцы ѣздя чрезъ Россію, въ великой Татаріи торговали; однако сіи торги предъ древнею коммерціею бывшею у Азіатцовъ съ Россіею никакого сравненія имѣть не могли; о чемъ въ послѣдующей части видѣть можно.

КОНЕЦЪ ПЕРВЫЯ ЧАСТИ.

•••

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

Вь первой части упомянуто было сверхъ отъ исканія въ Бухаріи золота, и о томъ предпріятіи, которое ПЕТРЪ Великій имѣть изволилъ о Восточной Индіи, и о тамошней коммерціи сухимъ и водянымъ путемъ, и о дву моряхъ Каспійскомъ, и Аральскомъ кратко. А во оной изъясняется со описаніемъ какъ сихъ морей, такъ рѣкъ впадающихъ во оные моря, и каналовъ изъ оныхъ рѣкъ проведенныхъ, на которыхъ Азіатскія заграничные города имеются, и о древнѣй славной коммерціи, бывшей у Азіатцовъ съ Росіею, дабы можно было видѣть тѣ способы, которые потребны къ сему предпріятію[10].

О ДВУ МОРЯХЪ.

  1. Море Каспійское, древніе Греки называли Гирканскимъ, Русскіежъ именовали его Хвалынскимъ и Хвалисскимъ, отъ народа Хвалиссовъ, при устье Волги рѣки жившаго. ПЕТРЪ Великій въ 1719 году, пославъ искусныхъ мореплавателей, повелѣлъ оное описать, которые три раза повѣряя, достаточныя карты здѣлали, и нашли, что оное отъ Сѣвера къ Югу около тысячи, а поперегъ въ широкомъ мѣстѣ не болѣе четырехъ сотъ верстъ простирается. У негожъ на восточной сторонѣ нашли заливъ Карабугасъ имянуемой, которой въ 1725 году совершенно описанъ. Въ оной непрестанно нарочитое изъ моря теченіе бываетъ сквозь протокъ, котораго около пяти верстъ, а весь заливъ верстъ болѣе шестидесяти, и почти круголъ; на средину онаго отъ береговъ ни какъ ѣхать невозможно, для сильнаго въ немъ тѣченія: изъ чего достаточно признается, что оной заливъ подъземною пучиною въ Восточное или Сѣверное море произходитъ, и столько, что никогда и отъ полой въ рѣкахъ воды никакой прибыли не видно въ море, и можетъ изъ Аральскаго моря, во оной же заливъ подъ землею протокъ присовокупляется. Извѣстныяжъ рѣки текущія во оное море суть слѣдующія: Эмба, Уралъ[11], Волга, Бузанъ, Балда, Чурка, Кума, Терекъ, Сулакъ, Аграхань, Кура, Арасъ; чрезъ слово Бурунъ, изъявляется сего моря особливое свойство. Бурунъ въ море Каспійскомъ есть чрезвычайное движеніе моря близь береговъ; сіе волненіе моря называется Бурунъ, весьма опасно для судовъ, которые во оное заходятъ, хотябъ и на якоряхъ стояли, то выкидываетъ на берегъ, или въ томъ Бурунѣ разбиваетъ, ежели вскорѣ вѣтра съ берегу не будетъ; ибо когда судно попадетъ съ моря въ Бурунъ, и якори не доходя до берегу задержатъ, тогда въ томъ Бурунѣ разбиваетъ, или залить можетъ; а ежели якори не задержатъ, то оное судно на берегъ выкинетъ и разобьетъ.
  2. Море Аральское Татара называютъ Араль Дингисъ: что значитъ Островитое море, ибо на немъ есть множество острововъ, на которыхъ Аральской народъ жительствуетъ. Въ 1741 году, посыланной изъ Оренбурга въ Киргизскую меншую орду, и въ Хиву, геодезистъ Муравинъ, оное море объѣхалъ, и на карту положилъ близъ половины, что восемь сотъ девять верстъ сочиняетъ. Оно почти во всемъ такогожъ состоянія, какъ и Каспійское: ибо въ него также многіе и большія рѣки впали; а изъ него никакой рѣки и видимаго протоку нѣтъ. Рыбы въ немъ такоежъ множество, и тѣхъ же родовъ какъ и въ Каспійскомъ, потому есть резонъ думать, не имѣетъ ли оно съ симъ моремъ, или съ другими водами подземнаго сообщенія. Какая въ немъ глубина, о томъ обстоятельнаго извѣстія хотя еще нѣтъ, однако по сказкѣ многократно бывалыхъ тамъ людей, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ у самыхъ береговъ довольно глубоко, и дно пещаное. Аральской народъ на островахъ онаго живущей, для ходу по немъ хотя одни, и то малыя лодки употребляютъ; но сказываютъ что по немъ морскимъ и немалымъ судамъ ходить можно. Рѣки впали въ него: первая, Сыръ-Дарья, изъ которой съ лѣвой стороны есть особой проливъ называемой рѣка Куванъ-Дарья, течетъ верстъ на триста, и впадаетъ въ сіежъ море ниже устья Сыръ-Дарьи близъ ста верстъ[12]. Вторая въ верьхъ отъ Сыръ-Дарьи протокомъ, шириною версты на двѣ, (во описаніи имя ее Муравинымъ пропущено): она для тихаго теченія подобна больше болоту, нежели рѣкѣ. Третія Улу или Аму-Дарья, шириною болѣе осмидесятъ саженъ, и имѣетъ довольную глубину: по сей въ верхъ моглибъ ходить немалые суда, ежелибъ отъ имѣющихся на нем пороговъ препятствія не было[13]. Въ прочемъ, по Аральскому морю судами ходить можно, въ Аральцы, и Каракалпаки; токмо около онаго моря на строеніе судовъ годнаго лѣсу нѣтъ, развѣ потребные для тамошняго ходу суда въ другомъ мѣстѣ построя, и разобравъ по частямъ съ надобными припасами туда вывозить. По сказаньямъ Каракалпакъ и Аральцовъ, около сего моря жительствующихъ, въ срединъ онаго находится горло, или пучина, куда въ близость никакому судну не можно подходить; ибо втянувъ въ себя затопляетъ.

Страленбергъ, изъ сѣверныхъ писателей приводить, что въ самыя древнія времена въ Россіи, для произведенья водянымъ путемъ коммерціи, двѣ пристани были. Перьвая прежде, нежели Новгородъ славенъ учинился, была въ Ладогѣ, которую Готфы, Холмгардъ, и Гардерикъ, а Датскіе историки, Остергардъ и Хунигардъ имяновали; откуда торги отправлялись чрезъ Ладожское озеро въ Финской заливъ и въ Балтійское море, и ходили въ Готландію до города Визбія, которой тогда славенъ былъ для сильнаго въ немъ купечества, чему свидѣтельство что тутъ въ буграхъ понынѣ Сирскихъ, Арабскихъ, Греческихъ и Цымбрскихъ, денегъ не мало находится. Онъ приводитъ къ тому, что и Константинъ Багрянородный въ завѣщаніи своемъ къ сыну въ 62 главѣ сему согласуетъ, объявляя, что Россіане торги свои чрезъ Черное море, въ Константинополь и въ Сирію, отправляли[14]. Вторая пристань была въ Биарміи, то есть въ Великой Перміи, около города Чердыня на рѣкѣ Камѣ, къ которой изъ многихъ странъ, а особливо изъ Индіи, чрезъ Каспійское море въ Волгу, а по оной въ Каму, и въ верьхъ по Камѣ до той пристани ходили. Онъ же Страленбергъ доказываетъ, что издревле, Индѣйскіе и Бухарскіе купцы, не только въ Россію, но чрезъ оную и далѣе ѣзживали. Слѣдовательно когда употребляли они водяной путь, чрезъ Каспійское море и въ верьхъ по Волгѣ, то сухимъ путемъ ѣздили безсумнѣнія чрезъ нынѣшніе Оренбургской губерніи предѣлы: ибо обоимъ онымъ народамъ въ Россію, сухимъ путемъ, другаго толь близкаго и удобнаго пути нѣтъ.

Болгарскіе народы, по свидѣтельству многихъ писателей ни въ чемъ столько, какъ въ купечествѣ упражнялись, а подлой народъ къ разнымъ промысламъ и рукодѣліямъ прилѣжалъ; особливожъ сказуется о нижнихъ Болгарахъ, кои именовались Хвалиссами, и около береговъ Хвалинскаго, то есть: Каспійскаго моря жительствовали, что ихъ коммерція въ Азіи, до самой Индіи разпространялась, чему по нынѣ знакъ званье юфтяныхъ кожъ, которые доднесь въ Хивѣ и въ Бухаріяхъ, и во всѣхъ тамошнихъ мѣстахъ Булгары, то есть: Болгарской товаръ имянуются. Можно мнить, что сей народъ первые дѣлая юфти во всѣ тѣ мѣста оные важивали и продавали; къ томужъ и старинные признаки рудокопныхъ ямъ и плавильныхъ горновъ во многихъ мѣстахъ въ Башкиріи и въ Киргизскихъ ордахъ находящіеся, съ довольною вѣроятностію почитаемы быть могутъ за остатки и знаки имѣвшихся у нихъ промысловъ.

Ежели представить тѣ смутные и ужасныя времена, въ которые отъ нашествія Татаръ на Россію, происходили войны и раззоренія, и по томъ чинимое Россіею опроверженіе Татарской власти; то необходимо надобно было Азіатской коммерціи, прекратиться.

При Царѣ Іоаннѣ Васильевичѣ, которой разпространилъ и увеличилъ свое владѣніе, принято было намѣреніе, чтобъ чрезъ Бухарію, учредить купечество съ Индіею, но не окончано.

О ВОДЯНОЙ КУММУНИКАЦІИ.

Изъ Аральскаго моря судами ходить можно по Сыръ-Дарье, и по второй, которая именована протокомъ, до Туркестана, Самарканта, и Ташкента, кои построены на каналахъ изъ оныхъ рѣкъ проведенныхъ, а по Улу-Дарье, въ Хиву, въ Бухарію и далѣе.

Городъ Хива стоитъ на каналахъ проведенныхъ изъ рѣки Улу или Аму-Дарьи, по тому изъ Аральскаго моря тою рѣкою въ близость сего города подойти можно. Домовъ въ немъ три тысячи, или болѣе. Одинъ изъ бывшихъ тамо инженерныхъ Офицеровъ, посыланной изъ Оренбургской комиссіи, сочинилъ сему городу планъ, которой въ Оренбургской губернской канцеляріи у заграничныхъ дѣлъ имеется. Давъ въ 1753 году посыланы изъ статскихъ служителей, для освѣдомленія о тамошнихъ обстоятельствахъ, которые тамъ по сумнительству задержаны были въ крѣпкомъ арестѣ, и нужное пропитаніе имѣли. Ибо Хивинцы и по нынѣ опасаются мщенія отъ Россіи за учиненной Князю Беккевичу злодѣйской поступокъ. Однако на конецъ видя свободной для нихъ въ Россіи торгъ, плѣнниковъ престарѣлыхъ команды его Беккевича, нѣсколько человѣкъ вывезли въ Оренбургъ. Хивинскому владѣнію подъ судныхъ городовъ, кромъ Хивы, счисляется одиннадцать, и оно смежность имѣетъ съ Бухарскимъ и другими владѣніями. Купечество производятъ съ Персіею, съ Бухаріею и съ другими тамошними землицами, водяной ходъ изъ Хивы по Аму-Дарье въ верьхъ до Бухаріи и далѣе. Въ Хивинскомъ владеніи подлѣ самаго Аральскаго моря находится гора, въ которой сказываютъ, есть богатая золотая руда, но добывать ее отъ Xивинцовъ ни кому не дозволено. Въ 1740 году, Персидской Шахъ Надиръ, съ войскомъ своимъ къ Хивѣ приходилъ, и взявъ оную почти безъ всякаго труда приступомъ, оставилъ тутъ свой гарнизонъ. Но по смерти сего Шаха, Хивинцы оной гарнизонъ выгнавъ, учинились и нынѣ находятся паки свободными.

Городъ Бухаръ, стоитъ на той же рѣкѣ Аму-Дарье отъ Хивы съ четыреста верстъ. Бухарцы пріѣзжающихъ къ нимъ Грековъ, Армянъ и прочихъ, противъ другихъ народовъ, не только лутче принимаютъ, но и въ самомъ городѣ Бухарахъ домами жить, и около онаго покупные хуторы имѣть не воспрещаютъ. А какъ хребетъ Мусъ-Тагъ, о коемъ упомянуто выше, богатъ золотыми жилами, то рѣки изъ онаго изтекающія, чистыя золотыя зернышки несутъ съ собою, потому золото въ Бухаріи изъ песковъ оныхъ рѣкъ вымываютъ, и тѣмъ какъ нынѣ въ Оренбургѣ[15] слышно, многіе изъ тамошнихъ обывателей промышляютъ. Въ 1776 году вывезено оными Бухарцами плѣнниковъ Россійскихъ двадцать два человека. Бухарцы о себѣ сказываютъ, изъ древней своей исторіи, яко бы они отъ Волги, за Аральское море переведены.

Городъ Ташкентъ весьма людной, рѣка Чирчикъ впадающая въ Сыръ-Дарью, отъ города верстахъ въ десяти, изъ которой въ городъ проведены небольшіе и не глубокіе каналы, домовъ въ немъ шесть тысячь или болѣе. Желѣза, мѣди и свинцу находятъ въ горахъ довольно.

Городѣ Туркестанъ, стоитъ на рѣчкѣ Карасу, то есть: черная вода, домовъ въ немъ съ тысячу. Прежде сія провинція собственно имѣла въ себѣ городовъ до тридцати, а нынѣ болѣе десяти лѣтъ.

Городъ Самаркантъ, отъ Буха́ра съ двести верстѣ. Сей городъ былъ Резиденціею извѣстнаго въ исторіи, Темиръ-Аксака или Тамерлана[16], основателя Индѣйскія Имперіи.

Аральцы, Аралы или Аральскіе усбеки, народъ небольшой, войска собрать и пяти тысячь не могутъ: у нихъ городокъ Араль стоитъ по ту сторону Сыръ-Дарьи на одномъ острову, они лѣтомъ кочуютъ и пашутъ, а зимою живутъ въ юртахъ или хижинахъ. Располагаются на восточной стороне, и на островахъ Аральскаго моря. Въ ихъ мѣстахъ сказываютъ есть золотая руда и слюденые горы, но за незнаніемъ ихъ остаются у нихъ безъ промыслу.

Каракалпаки нижніе, жительство имѣютъ около Аральскагожъ моря и по рѣкѣ Куванъ-Дарье, смежно съ Киргизцами меньшей орды; они имѣютъ земляные городки, въ которыхъ отъ набѣговъ Киргизскихъ спасаются; зимою живутъ въ юртахъ, а лѣтомъ кочуютъ и пашутъ. Въ 1743 году по прошенію ихъ хотя приняты они въ подданство Россійское, но по отдаленности отъ Россійскихъ границъ въ дѣйствительной протекціи и защищеніи содержать ихъ неудобно; и по тому будучи они отъ Киргизцовъ весьма утѣсняемы, какъ нынѣ слышно, кочуетъ изъ нихъ въ прежнихъ своихъ кочевьяхъ весьма мало, а присоединились къ Аральцамъ и къ верхнимъ Каракалпакамъ, которые обитаютъ по рѣкѣ Сыръ-Дарье въ верьхъ къ Ташкенту и въ близости Туркестана. Оные нижніе Каракалпаки сказывали тогда о себѣ, что они издревле бывали подданными Россіи, и живали на нагорной сторонѣ Волги рѣки, между Астраханскаго и Казанскаго царствъ, откуда назадъ тому съ двѣсти семдесятъ лѣтъ, по причинѣ войны у Россіи съ Татарами происходимой, при которыхъ обстоятельствахъ были они весьма утѣсняемы и раззоряемы, (и что городъ ихъ Болгоръ отъ Татаръ раззоренъ, о томъ и въ книгахъ Татарскихъ пишется) удалясь перешли на Бухарскую сторону; а потомъ дошедъ до Аральскаго моря, около онаго и близъ стариннаго и въ пустѣ имѣвшагося города Джанкента (о коемъ выше упомянуто) и по рѣкѣ Куванъ-Дарье расположись.

Всѣ Азіатскіе и Индѣйскіе купцы торгующіе въ Астрахане, мореходныхъ судовъ у себя не имѣютъ, а ѣздятъ въ Астрахань чрезъ Каспійское море изъ платы на Россійскихъ, а до моря чрезъ Трухменскіе народы на верблюдахъ[17].

О СУХОМЪ ПУТИ ВЪ ПОЛУДЕННУЮ АЗІЮ.

Городъ Хива, отъ Оренбурга лежитъ въ Полуденную сторону, разстояніемъ караванной ѣзды дней двадцать пять, путь до него чрезъ Киргизъ-Кайсацкую степь способной: ибо трава и вода вездѣ находится, и большихъ переправъ, кромѣ одной чрезъ рѣку Сыръ-Дарью не имѣется, токмо Киргизцы по склонности ихъ къ воровству чинятъ пакости.

Городъ Туркестанъ, отъ Орской крѣпости легкой ѣзды дней осмнатцать, по пути къ городу Ташкенту, не доѣзжая до онаго дни за три.

Городъ Такшентъ, отъ Орской крѣпости легкой ѣзды дней двадцать, въ 1738 году, при Государынѣ АННѢ ІОАННОВНѢ, въ оной городъ изъ сей крѣпости съ данными отъ Абулхаиръ Хана провожатыми, отправленъ былъ первой Россійской казенной караванъ; но оной Киргизъ-Кайсаки большой орды[18] по ту сторону Туркестана, недопустивъ до Ташкента дни за два, разграбили, и тѣмъ первое сіе отправленіе учинилось безплодно.

Городъ Бухаръ, отъ Оренбурга караванной ѣзды, дней тридцать девять, путь до него прямой и способной не захватывая не постояннаго Хивинскаго владѣнія, отъ самихъ Бухарскихъ купцовъ не давно проложенъ. Они приѣзжимъ изъ Индій къ нимъ, а больше въ городъ Балхъ купцамъ, мѣняютъ на купленные ими въ Оренбургѣ товары съ великою своею пользою.

Городъ Балхъ весьма людной, отъ Буха́ра караванной ѣзды дней восемь.

Малая Бухарія состоитъ въ семи городахъ, изъ коихъ главные Еркенъ и Кашкаръ, въ ней золото промышляютъ такъ же какъ и въ большой Бухаріи[19].

О ВОСТОЧНОЙ ИНДІИ.

Ежели изъ Россіи чрезъ капитальныхъ купцовъ, до самаго Индостана, то есть: до восточной Индіи[20], путь отворится, или въ ближайшемъ мѣстѣ, то есть: въ Бухаріи, возобновится издревле вѣ великой славѣ бывшая, а предъ недавнымъ временемъ ослабѣвшая коммерція, умноженіемъ тамо всякихъ на Азіатскую руку товаровъ, то Россія возпользоваться можетъ. Ибо какъ выше объявлено, что у пріѣзжающихъ Азіатскихъ купцовъ, а особливо у Бухарцовъ, кроме золота, и дорогія Индѣйскіе каменья въ нарочитомъ числе являются; а товары ихъ тамъ покупаются дешевою ценою, что къ возстановленію коммерціи съ жительствующими въ восточной Индіи народами, подаетъ надежду. А сверьхъ того и Азіатскіе купцы, яко то Бухарцы, Хивинцы, и Ташкенцы, когда увидятъ разпространеніе Россійской коммерціи, безъ сумненія потщатся, на своихъ хлопчато-бумажныхъ фабрикахъ, по изобилію у нихъ сего продукта, товары въ лучшую противъ нынешняго доброту приводить[21].

А какъ купеческія компаніи, напередъ въ Бухаріи, или въ Балхѣ умножатся, то довольно известно, что во всей Восточной Индіи жительствующіе народы надобные имъ товары, ни откуда толь прямо и дешево получить не могутъ, какъ изъ Россіи чрезъ Бухарію, а для безъопаснаго проходу чрезъ Киргизкіе орды можно Россійскимъ караванамъ имѣть конвой съ артиллеріею, которой Киргизцы весьма опасаются[22].

Азіатскге купцы, хотя одного съ Киргизцами и Трухменцами закона Магометанскаго, но Киргизцы идущіе изъ Азіатскихъ провинцій, купеческіе караваны не ръдко грабятъ, да и чрезъ Трухменскіе народы, Азіатцы съ трудомъ проходятъ; по тому Азіатскихъ каравановъ менѣе въ Россію выходитъ, нежели бы быть могло; и когда Россійскіе караваны въ Азіатскія города изъ Оренбурга отъправлялись, тогда Азіатцы для безопаснаго проходу, къ Россійскимъ приставали, уповая что Киргизцы какъ къ грабительству ни склонны, однакожъ опасаются Россіи.

Усерднѣйшіе всегда разсуждали, что отъ извѣстіи съ настоящею вѣрностію сочиненныхъ, важнѣйшія дѣла до купечества, до народной и казенной прибыли касающіяся, поспѣшествуемы быть могутъ; а описаніе иностранныхъ земель къ такимъ намѣреніямъ, по мѣрѣ богатства, потребностей или товаровъ въ сихъ земляхъ, много способствовать можетъ. Икогда мы находимся почти въ сосѣдствѣ такой земли, которая для изобильнаго своего богатства славна, то Россійскіе купцы могутъ имѣть способы выгоднѣе производить въ дѣйство такія предпріятія, нежели другіе оное учинить могутъ. Ибо со всемъ есть иное отправлять для купечества караваны, которые у Восточныхъ народовъ въ великомъ состоятъ почтеніи, а другое есть, путешествія предприять съ воинскими людми, кои наводятъ страхъ.

Статской Совѣтникъ Кириловъ, бывъ Секретаремъ при ПЕТРѢ Великомѣ, вѣдалъ о премудромъ Его намѣреніи, и по тому сообразуя учиненное отъ Абулхаиръ Хана, о построеніи на рѣкѣ Орѣ города прошеніе, и вступленіе его съ Киргизцами въ подданство Россійское, докладывалъ Государынѣ АННѢ ІОАННОВНѢ, а чрезъ заведеніе Оренбургской губерніи, послѣдовало и возстановленіе съ Азіатцами коммерціи[23].

И такъ окончивъ сіе описаніе, отъ коего въ разсужденіи прописанныхъ обстоятельствъ, удобнѣе будетъ располагать о совершенномъ сея коммерціи до Индій разпространеніи, почелъ я за пристойное сообщить и о другихъ извѣстіяхъ мною собранныхъ, которыя хотя не могутъ соотвѣтствовать пользѣ отечества, но какъ отъ извѣстнаго доходятъ незнаемаго, а отъ всегдашняго разпространенія коммерціи происходить и благосостояніе государства. То по сему уповаю, что отечество не приметъ оные за безполезныя и за недостойныя.

У Португальцовъ, Бразилія прежде не весьма знатная земля въ Америкѣ, которая чрезъ многіе годы была токмо для земныхъ своихъ произращеній славна, сделалась нынѣ важнѣйшимъ селѣніемъ на земномъ кругѣ, по имеющимся въ ней двумъ дорогимъ металламъ, а имянно, золоту и алмазамъ; золото нашли сперва на лежащихъ у рѣки Янейро горахъ[24], а по томъ узнали, что великое множество онаго металла ежегодно съ горъ вода смываетъ, и оно въ пескѣ скрыто лежитъ, которой въ ложжинахъ по стеченіи и по исхожденіи парами воды остается. Съ того времени ежегодно умножался приходъ онаго по обысканіи такихъ мѣстъ въ другихъ провинцияхъ, гдѣ находятъ его таковожъ много, какъ сперва около рѣки Янейро. По томъ малую тонкую золотую жилу, которая по всей земле разпространяется, обыскали въ землѣ глубиною на двадцать четыре фута, но которая плоха и невыходна, такъ что не можно наградить иждивеніи на копаніе потребныхъ; между тѣмъ находятъ всегда золото на мѣстахъ, гдѣ текли нѣсколько времени рѣки или дожжевые ручьи, ибо вода вымывши металлъ изъ земли, въ пескѣ оной оставляетъ, отъ чего убытки на копаніе сберегаются; и прибыль за совершенную ночитаютъ, ежели бы рѣку отвесть, а послѣ дно вскопать можно было. Изъ сего описанія употребительнаго способа, какъ собирать оную руду, слѣдовало бы, что въ Бразиліи нѣтъ настоящихъ золотыхъ рудниковъ; а все золото либо изъ рѣкъ, либо со дна великихъ протоковъ собирается. Хотя находятъ на горахъ великіе камни съ довольнымъ въ нихъ числомъ золотой руды, но въ семъ случаѣ работники ломаютъ токмо камень, а не собственно золота ишутъ; ибо потребное къ содержанію людей въ сихъ горахъ и къ отдѣленію руды отъ камней великое иждивеніе причиною есть, что сей способъ о доставаніи золота очень рѣдко въ дѣйство производится.

Употребляютъ къ тому невольниковъ, чтобъ искать золота на днѣ рѣкъ и въ ложжинахъ дожжевыхъ протоковъ, а послѣ съ найденнаго золота очищать песокъ и грязь, съ которыми оно всегда смѣшено бываетъ.

О числѣ золота, которое такимъ образомъ въ Бразиліи собираютъ, и по всягодно въ Лиссабонъ отвозятъ, можно нѣкоторымъ образомъ разсудить по пятой долѣ, которую Король отъ того получаетъ. Сей пятой доли бываетъ въ годъ, триста тысячь фунтъ стерлинговъ, кромѣ того, что Гишпанцамъ въ Буэносъ-Эресе на серебро мѣняютъ, и еще провозятъ въ Европу тайно, отъ чего Король доли себѣ близъ ста тысячь фунтъ стерлинговъ не получаетъ. Ужасная сумма, какую находятъ нынѣ въ такой землѣ, откуда не очень много лѣтъ тому назадъ, какъ известно, ни золотника не приходило.

Въ сей землѣ кромѣ золота родятся и алмазы. Сіи дорогія каменья гораздо пожже золота найдены. Находятъ ихъ такъ какъ и золото на днѣ рѣкъ и въ ложжинахъ дожжевыхъ протоковъ, но только въ нѣкоторыхъ особливыхъ мѣстахъ, а не вездѣ. Часто находили ихъ, при вымываніи золота, прежде нежели узнали, что то алмазы, и бросали ихъ съ пескомъ и хрящемъ, изъ котораго золото выбирали, и немалое число весьма большихъ камней, которые бы могли обогатить промышленниковъ, брошены были яко негодные. Между тѣмъ нѣкоему знающему, каковы видомъ бываютъ недѣланые алмазы, пришло на мысль, что сіи камешки, за что ихъ съ начала почитали, есть родъ алмазовъ: но послѣ того, какъ онъ сперва мнѣніе свое о томъ обѣявилъ, прошло еще довольное время, пока учиненными опытами и изследованіями о томъ удостовѣрились: одинъ Губернаторъ досталъ себе довольное число сихъ камней, которыя онъ, хотелъ употреблять къ картошной игрѣ вмѣсто марковъ. Наконецъ отъ искусныхъ алмазнаго дела мастеровъ въ Европѣ, которыхъ о томъ спрашивали, подтверждено было, что сіи найденные въ Бразиліи камни настоящіе алмазы, изъ которыхъ многіе какъ водою, такъ и другими свойствами, Остъ-Индейскимъ не уступаютъ. По сему обнадеживанію Португальцы стали ихъ искать съ великимъ прилежаніемъ, въ близости тѣхъ мѣстъ, гдѣ ихъ сперва находили; и не малую надежду имѣли къ сысканію большихъ кусковъ, нашедъ великіе изъ хрусталей состоящіе камни на горахъ, откуда рѣки выходили, которыя алмазы отмывали.

Но Королю Португальскому представили, что ежели такое множество алмазовъ найдено будетъ, какъ они по своимъ догадкамъ надѣялись, то сіе ихъ честь и цѣну такъ умалитъ, что не токмо Европейцы, которые не мало Индѣйскихъ алмазовъ имѣютъ, всеконечно отъ того раззорятся, но и самая находка не будетъ уже столь важною; и Королю не принесетъ никакой прибыли; Король за благо разсудилъ указать чтобъ не все и каждой безъ разбору искали алмазовъ, и учредилъ особливую алмазную компанію, пожаловавъ ей привилегію, которою всѣ прочіе отъ сего промыслу выключены; такимъ образомъ сія компанія изъ платежа Королю нѣкоторой суммы денегъ владѣетъ всеми алмазами, въ Бразиліи находимыми. Но дабы ихъ нѣочень много собирали и тѣмъ цѣна ихъ не умалилась: то компаніи невелѣно употреблять къ исканію ихъ больше восьми сотъ невольниковъ, а чтобъ удержать прочихъ Португальскихъ подданныхъ отъ исканія алмазовъ, и чтобъ компанія не претерпела убытковъ отъ потаеннаго торгу посторонними, то Король приказалъ раззорить великой городъ и нѣсколько окольныхъ мѣстъ, а жителей до шести тысячь человекъ перевесть въ другую провинцію, и какъ сей городъ стоялъ блиско тѣхъ местъ, гдѣ находили алмазы, то за невозможное почитали такому множеству въ близости живущаго народа, возпрепятствовать тайно промышлять оными.

Въ Бразиліижъ, знатная часть земли, гдѣ обитали нѣкоторые жители, по главному ихъ селенію Павлисты называемые, Португальцамъ мало подвластна была, и послушаніе ихъ къ сей державѣ почти только въ словахъ состояло; но какъ провѣдали, что въ землѣ Павлистовъ находится очень много золота, то Король за потребно разсудилъ сію провинцію, которая нынѣ весьма важна стала, привесть въ совершенное подданство; что онъ наконецъ, не безъ великой трудности благополучно произвелъ въ дѣйство, а потомъ и въ близости острова святыя Екатерины, которой есть сосѣдственной матерой землѣ Бразиліи, найдены чрезвычайно богатыяжъ рѣки.

И когда Португальцы, съ начала алмазовъ у себя не узнали, то безъ сомнѣнія Азіатцы о семѣ меньше знаютъ. Но естьли по сходственнымъ находкамъ золота заключить, то не безъ основанія думать можно, что какъ въ Бухаріи, такъ и въ Киргизскихъ мѣстахъ, надобно быть и алмазамъ.

Таинство философическаго камня, которымъ всякой металлъ можно превращать въ золото, по объявленію нѣкоторыхъ писателей, якобы обрѣтено было въ древнемъ Египтѣ, чему въ доказательство служило чрезмѣрное ихъ богатство состоящее въ золоте; но по мненію разумнѣйшихъ, оное таинство не иное что есть, какъ заведенное тогда у нихъ великое купечество, посредствомъ котораго собрано было таковое славное богатство.

Я побуждаясь примѣрами другихъ усердствующихъ общей пользе, хотя ко принесенію равныхъ плодовъ чувствую въ себе слабость силы и разума, однакожъ сколько собранные мною извѣстіи позволили, настоящимъ трудомъ по мѣрѣ малаго моего таланта съ возможнымъ раченіемъ сочиненнымъ, изъявить мою къ Отечеству ревность.

КОНЕЦЪ.

При перепечатке ссылка на unixone.ru обязательна.


  1. Чтожъ принадлежитъ до Трухменцовъ, то оной народъ кочевной, занимаютъ то мѣсто, которое за Эмбою рѣкою вдоль по Каспійскому морю, изъ нихъ лучшіе служатъ Хивинскому Хану изъ жалованья, а другіе промышляютъ торгомъ, въ Персію, въ Хиву, въ Бухары, въ Балхъ и въ Бадакшанъ.  ↩
  2. Указъ публикованъ въ 1775 году, Генваря 16 числа.  ↩
  3. О сей рѣкѣ во второй части видѣть обстоятельнѣе можно.  ↩
  4. Шемаха, Ширванской столичной городъ, которой шахъ Надиръ, въ 1733 году раззорилъ до основанія, а Испагань, Персидская резиденція, лежитъ неподалеку Индѣйскихъ провинцій, что близь Индѣйскаго моря.  ↩
  5. Мнѣніе о золотомъ пескѣ въ Бухаріи, безъ сомнѣнія основано было на томъ, что песокъ нѣкоторыхъ рѣкъ ихъ, находятъ съ симъ металломъ, о чемъ въ переди на своемъ мѣстѣ изъяснено.  ↩
  6. Киргизской народъ состоитъ въ трехъ ордахъ, которые имянуются, большая, средняя и меньшая, послѣдніе двѣ въ Россійскомъ подданствѣ.  ↩
  7. Нынѣ для полученія въ Азіатскихъ провинціяхъ товаровъ ихъ, ходячихъ у нихъ червонныхъ, купцы столько оставляютъ, сколько за вывозимые отсель туда товары получаютъ, по тому что прибытку болѣе въ Россіи имѣть могутъ отъ тамошнихъ товаровъ; а ходячей у нихъ червонецъ содержитъ въ себѣ серебряныхъ Азіатскихъ пять рупей, которая вѣсомъ два золотника три четверти.  ↩
  8. Указъ публикованъ Декабря 19 дня 1774 года.  ↩
  9. Сіе происходило болѣе отъ меншей орды.  ↩
  10. Батыемъ основано было царство Ордынское, которое Татара называли большею, Русскіе золотою ордою, а Карпеинъ по тогдашнему времени великою Татаріею; Генералъ-Маіоръ Тевкелевъ великою Татаріею именовалъ тѣ владѣнія, кои полуденную Азію составляютъ.  ↩
  11. По оной съ вершины до устья Оренбургская линія простирается; Уральское казачье войско, по сей рѣкѣ въ городѣ Уральскѣ жительствующее, содержаніе свое имѣетъ, службу государеву исправляетъ и надлежащую ко оной справу получаетъ, почти отъ однихѣ въ рѣкѣ рыбныхъ ловель, простирающихся отъ городка до устья рѣки на пять сотъ верстъ.  ↩
  12. На устье Саръ-Дарьи, которой теченіе сказуютъ быстрое, шириной и глубиной почитается противъ Урала, находятся развалины стариннаго города Джанкента, о коемъ Абулхаиръ Ханъ въ 1752 году, просилъ, чтобъ оной возобновить, которое мѣсто потому его Ханскому прошенію и осмотрѣть было повелѣно. Рыбы въ ней осетровъ, белугъ, стѣрлядей, и другихъ родовъ весьма довольно. Живутъ по ней народы, Ходжанской, вѣрхніе, и подданные Россіи нижніе Каракалпаки, и Киргизцы располагаются. Сей городъ можетъ удобенъ быть для порту къ Азіатской коммерціи, и для Подданныхъ Каракалпакъ.  ↩
  13. Она изтекаетъ изъ хребта Мусъ-Тагъ, которой лежитъ за Бухаріею. А ПЕТРУ Великому было донесено, что сія рѣка не за долго предъ тѣмъ изъ Аральскаго въ Каспійское море теченіе имѣла, но Туркоманы, которыхъ мы обыкновенно Трухменцами называемъ, оную отвели, потому Князю Беккевичу поручено было стараться, чтобъ оную ежели подлинно она отведена, по прежнему въвесть въ Каспійское море.  ↩
  14. При нынѣ благополучномъ владѣніи оная коммерція возобновлена.  ↩
  15. Оренбургская привилегія публикована въ 1736 году.  ↩
  16. Онъ умеръ въ 1410 году.  ↩
  17. Декабря 19 числа 1776 года по имянному Указу пожалованъ большой Бухаріи посланнику при дворѣ бывшему, одинъ корабль для разпространенія торговли въ предѣлахъ Россійской Имперіи къ Каспійскому морю лежащихъ, и сверхъ того пять лѣтъ не брать съ товаровъ ихъ пошлинъ, суммою на пять тысячь рублей. Ежели бы на Аральскомъ морѣ, отъ коего до Каспійскаго караванной ѣзды дней десять, суда завести, то бы для коммерціи было способно.  ↩
  18. Оная не въ подданствѣ Россійскомъ, а состояла подъ владѣніемъ Зюнгорскихъ Калмыкъ.  ↩
  19. Владѣли оною Калмыки Зюнгорскіе, и не малые отъ толь доходы получали золотомъ, путь въ нее изъ Сибиріи.  ↩
  20. Самая Индія лежитъ при морѣ около устья рѣки Инда, которая порядочнымъ разлитіемъ водъ на подобіе Нила изтекающимъ, напояетъ сію землю, и дѣлаетъ оную весьма плодоносною. Резиденція великаю Могола городъ Дели.  ↩
  21. Плѣнники Xристіанскіе у Азиатцовъ находящіяся, при семъ случаѣ могутъ возъимѣть чрезъ выкупъ свободу.  ↩
  22. Отъ Коммерціи съ Китайцами, Россійскіе купцы весьма пользуются, слѣдовательно заключить можно, что и отъ Индій не менѣе возпользоваться имѣютъ.  ↩
  23. Азіатцы считаютъ путь выгоднѣе до Оренбурга, нежели до Астрахани, но токмо отъ Киргизцовъ опасенъ.  ↩
  24. Около 1702 году, увѣдали отъ Араповъ, которые сей мѣталлъ употребляли вмѣсто нѣкоторыхъ железныхъ вещей.  ↩

Добавить комментарий